Опыт защиты дел "о лекарствах" и др. по таможне - Форум проекта "Россия-Украина"

СоцПроект "Россия-Украина"

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ирина 
Форум проекта "Россия-Украина" » 1. РОССИЯНЕ В УКРАИНЕ. Пребывание. » 1.4. ПРЕБЫВАНИЕ. Перемещение денег, личных вещей, товаров для личных нужд » Опыт защиты дел "о лекарствах" и др. по таможне (напоминание о 2 -х наших прошлых делах Гейченко и Бусыгин)
Опыт защиты дел "о лекарствах" и др. по таможне
РоссиянинДата: Пятница, 14.05.2010, 00:25 | Сообщение # 1
Главковерх
Группа: Проверенные
Сообщений: 388
Награды: 6
Репутация: 88
Статус: Отсутствует
напомним - http://atn.kharkov.ru/newsread.php?id=16713

http://adv.vecherniy.kharkov.ua/news/13919/ и дригие множественные ссылки по поиску ищете - кому интересно

Речь адвоката по делу Бусыгина - учитесь писать и выступать - http://rossiane.narod.ru/advokat.htm

http://atn.kharkov.ru/newsread.php?id=20453


«Господи, дай мне силы изменить то, что я могу изменить, дай мне терпение смириться с тем, что я изменить не могу, и дай мне мудрость, чтобы отличить первое от второго»
 
AlexXДата: Суббота, 31.07.2010, 16:02 | Сообщение # 2
Где-то уже не близко...
Группа: Модератор
Сообщений: 2206
Награды: 35
Репутация: 1014
Статус: Отсутствует
Бусыгин получил какую-то компенсацию от украинского государства в итоге?


Краткое руководство для пересекающих границу Россия-Украина

Законодательство России. КонсультантПлюс. Найдите любой документ!

Законодательство Украины. Официальный сайт Верховной Рады

AlexX@russia-ukraine.tk
 
РоманГрезинДата: Понедельник, 02.08.2010, 16:31 | Сообщение # 3
Эксперт
Группа: Администраторы
Сообщений: 2264
Награды: 38
Репутация: 147
Статус: Отсутствует
Я хотел дать еще ссылок - но если набрать "Вячеслав Бусыгин" в поисковике - ссылок чересчур много (именно по данному угол. делу)

Собственно, я это и предлагаю желающим получить доп. материал - т.к. слишком долго собирать все ссылки

по традиции приведу ссылку на Новый регион и статью об участии Г.Макарова, взаимодействующего с Системой РвУ
http://www.nr2.ru/kharkov/180374.html

Публикация 2008 г., об оправдании Гейченко. О том, что Бусыгин что-то отсудил - не сообщается

Вообще, я не имею информации (и не сумел найти) о том, что В.Бусыгин отсудил какую-то компенсацию или пытался это сделать.

Одна из многих публикаций того периода -
http://new-day.com.ua/?id=666
показывает, как шумно защищали В.Бусыгина -
(Система РвУ + огромные усилия Г.Макарова, которого просит подключиться Система РвУ).

Кто попал в страшный переплет - пишите заявление (о всеми данными и подписью) редактору справочно-правовой газеты "Пограничный информационный лист"
rossiane@narod.ru
или
Украина, 61174, Харьков, а.я. 8672
Система РвУ постарается помочь. (контрабандисты, наркодилеры, заведомо шедшие на преступления лица - нет, извините, полагайтесь на адвоката)


grezin.ucoz.com
 
РоссиянинДата: Воскресенье, 11.03.2012, 01:47 | Сообщение # 4
Главковерх
Группа: Проверенные
Сообщений: 388
Награды: 6
Репутация: 88
Статус: Отсутствует
Речь адвоката по делу Бусыгина: (стиль, статьи, причинно следственная связь и т.п.):

Р Е Ч Ь
адвоката Цалиной В.К. по уголовному делу № 1575 по обвинению Бусыгина Вячеслава Валерьевича в совершении преступлений, предусмотренных ст. 305 ч.1, ст. 309 ч.1 УК Украины.

Уважаемый суд !

13 сентября 2006 г. гражданин России Бусыгин В.В. был задержан правоохранительными органами Украины. Поводом для задержания было не задекларированные им две начатые упаковки медицинских препаратов Клоназепам и Феназепама.

Следствие назвало это преступлением, и Бусыгин В.В. был лишен свободы.

Зафиксированный в материалах уголовного дела факт перемещения Бусыгиным В.В. своих медикаментов через государственные границы России и Украины не отрицается Бусыгиным В.В., подтверждается, кроме самого Бусыгина В.В., рядом документов в оригинальной форме, представленных родственниками Бусыгина В.В. и официальными органами России.

Защита в течении всего периода ведения этого дела на этапе досудебного следствия обоснованно считала, что поскольку этот факт находится за рамками уголовно-правового поля, то он не должен быть предметом деятельности следственных органов.

Свою позицию на этапе досудебного следствия защита закрепила целым рядом ходатайств о прекращении незаконно-возбужденного уголовного дела.

Но следствие заняло позицию обвинения. И поскольку оно навязало и Бусыгину В.В. и его защите такую уголовно-правовую конструкцию и такую логику ее видения, ее оценки, защите не остается иного пути, как пройти дорогой досудебного следствия и представить суду доказательства несостоятельности уголовно-правовой конструкции обвинения.

Уважаемый суд !

Позиция защиты в этом деле опирается на несколько самостоятельных точек отсчета. Точкой отсчета может служить сам факт задержания моего подзащитного. Точкой отсчета может быть и предъявление ему обвинения по ст.ст. 305 ч. 1 , 309 ч.1 УК Украины. Точной отсчета может быть и избрание Бусыгину В.В. меры пресечения в виде содержания под стражей. Точкой отсчета может быть и предъявление обвинительного заключения Бусыгину В.В. и анализ, добытых в суде доказательств, которые полностью опровергают это обвинительное заключение.

Все эти, с позиции Закона, юридические факты являются значимыми для отношения суда к тем ценностям, которые охраняются Конституцией и уголовным правом Украины.

Но, в этом деле точкой отсчета должен быть и глас общества, отражающийся во всех СМИ, в которых общество спрашивает у государства: выполняет ли оно свое предназначение перед обществом, или оно защищает честь мундира неадекватной ценой? В данном случае - ценой жизни Бусыгина В.В.

В своей речи, защита будет стремиться не упустить ни одного из перечисленных оснований. Но в силу исключительного, по степени важности, вопроса, сформулированного обществом перед государством, защита будет считать своей сверхзадачей и своим самым высоким долгом, наряду с юридическим анализом события, которому следствие необоснованно дало название преступление, максимально полно воспроизвести реальное событие, дать объективную характеристику того, что произошло на самом деле 13 сентября 2006 г., и что потом происходило на протяжении всего этого времени и по сегодняшний день.

Реализуя эту задачу, защита исходит из того, что она защищает не только гражданина РФ Бусыгина В.В. Защита находится на страже законности не в меньшей мере, чем само обвинение и защита так же стоит на страже Конституции Украины и защита помнит, что здесь нет ничьей монополии.

Уважаемый суд! Событие, которому следствие дало название преступление, имело место в начале вечера 13 сентября 2006 г., когда мой подзащитный вместе со своей женой после продолжительного переезда через территорию РФ, по дороге в Крым, пересекли границу России и благополучно прибыли на таможенный пункт «Гоптовка» государства Украина.

Эта молодая семья, на своем, с любовью ухоженном стареньком автомобиле, с 500-стами дол. США, отложенными на период отдыха, с молодежным туристическим рюкзаком, видавшим всякое время, спокойно вступили на территорию Украины, будучи абсолютно уверенными, что таможенные процедуры – это формальность, которую просто необходимо соблюсти. И, в рамках этой формальности, эти молодые люди не различали и не могли различать того, что они перевозили через границу наряду с 500 дол. США, какими-то продуктами, выписанные лечащим врачом лекарства ( т.1 л.д. 24 ,206 ) .

И тысячу лет тому назад и сегодня, перевозимое не может быть предметом какой-то настороженности, не уверенности перед законом. Все, что находилось с ними, как европейская цивилизация, так и их страна, их государство, их общество, их мораль освящает.

Но их отделяли какие-то метры от земли, с которой вчера они были столь родными. Разве могли они подумать, что эти 10 метров - это метры территории другого государства и, с позиции обвинения, на территории государства Украина медицинские препараты, выписанные больному Бусыгину В.В. и перевозимые им, являются основанием, достаточным в обвинении совершения преступлений, предусмотренных ст. ст. 305 ч.1, 309 ч. 1 УК Украины.

К такому повороту событий не был бы готов любой гражданин, не был готов и Бусыгин В.В. Его личное лекарство, выписанное ему его лечащим врачом ( т. 1 л.д.104,105, т.2 л.д. 59), приобретенное им по рецепту в аптеке ( т. 1 л.д.191), применяемые им по назначению и схеме применения, разработанной его врачом (т.1 л.д.104,105, т.2 л.д. 59), и перевозимые с собой к месту отдыха и стали причиной того, почему гражданин России оказался не на отдыхе в Крыму, не в больнице, а в СИЗо.


Жизненное событие передано в его подлинности. Здравый смысл отказывается принять описанное как преступление. И, тем не менее, гражданин России Бусыгин В.В. именуется подсудимым, а это событие именуется преступлением.

Уважаемый суд!

С позиции закона объективной стороной ст. 305 ч.1 УК Украины являются две самостоятельные формы действия.

1. Перемещение психотропных веществ через таможенный кордон Украины за рамками таможенного контроля.
2. Перемещение указанных предметов и припрятывание их от таможенного контроля.

Субъективная сторона указанного преступления характеризуется только прямым умыслом.

Защита обращает внимание суда, что умысел на совершение преступления и умысел на хранение при себе собственных медикаментов, которое лицо законно приобрело в аптеке ( т.1 л.д. 191, т.2 л.д. 87,88) и законно применяет, законно хранит, и законно перемещает, есть два различных вида умысла.

В данном случае умысел Бусыгина В.В., если уже пользоваться этой терминологией, есть умысел не в уголовно-правовом смысле. Этот умысел, скорей всего, следует именовать памятью человека о защите своей жизни и здоровья. И эта память не может быть наказуемой. Она не может быть наказуемой, ибо она не является общественно опасной. И эта память не составляет опасности для здоровья населения Украины.

В этом контексте защита не может не обратить внимание суда, что как в инструкции к лекарственному средству «клоназепам», так и в инструкции к лекарственному средству «феназепам» не содержится даже информация о том, что они отнесены к роду психотропных веществ.

Уважаемый суд!
В обвинительном заключении на его первой странице (т.2 л.д. 252) действия Бусыгина В.В. представлено следующим образом. «Гражданин России Бусыгин В.В., осуществляя свой преступный умысел направленный на контрабанду психотропных веществ, незаконно переместил через таможенную границу Украина с сокрытием от таможенного контроля в отделении своего рюкзака черного цвета, среди личных вещей и медикаментов, разрешенных к использованию и ввозу в Украину, что затрудняло выявлению, 24 таблетки лекарственного средства «Клоназепам», содержащих в своем составе действующее психотропное вещество- «Клоназепам», общим весом 0, 048 гр., а также 87 таблеток лекарственного средства «Феназепам» содержащих в своем составе действующее психотропное вещество «Феназепам», общим весом 0,08 гр., согласно заключению экспертизы НИЭКЦ при ГМВДУ в Харьковской области № 2136 от 19.09.06г. ( т. 1 л.д. 74-77 , т. 2 л.д. 262-263).

При осуществлении письменного и устного декларирования Бусыгин В.В. не заявил таможенному контролю о наличии у него вышеуказанных психотропных веществ».

Аналогичный текст содержится в обвинительном заключении и относительно преступления, описанном в ст. 309 ч.1 УК Украины, инкриминируемого обвинением в отношении Бусыгина В.В.

И далее. В этом обвинительном заключении содержится итоговая форма обвинения, которая звучит так: «Несмотря на непризнание вины обвиняемым Бусыгиным В.В., его вина в совершении инкриминируемых ему преступлений полностью доказана и объективно подтверждается собранными и исследуемыми в ходе досудебного следствия доказательствами» ( т. 2 л.д. 254 ).

Уважаемый суд!
Позиция обвинения однозначна. 13 августа 2006 г., когда народ Украины был занят своими мирскими делами, вероломно, осуществляя свой преступный умысел, двигался с Москвы на территорию Украины с психотропными веществами, гражданин России Бусыгин В.В. И только бдительность государственной таможенной службы, пограничных войск не дали возможность преступнику Бусыгину В.В. ввести на территорию Украины психотропные вещества.

За текстом - жестокая реальность, за текстом - обезвреженный опасный преступник, ибо за текстом - тяжкое преступление.

А теперь вопрос. Соответствует ли этому тексту та действительность, которую следствие описывает? Что установлено в суде?

И сохраняет ли силу этот текст при описании фактов, открытых в зале суда?

Уважаемый суд!
В процессе судебного разбирательства установлено, что ранним сентябрьским утром Бусыгин В.В. после операции на щитовидной железе со своей женой выехали из Москвы. Они, певица и музыкант, двое тонких, любящих друг друга молодых людей, сложившие за год капитал в размере пятисот дол. США, приняли решение создать себе праздник. Праздник, который им никто не мог подарить. В их жизни они могли только сами подарить его себе. Они сами делают жизнь. Они создают свою семью, они делятся своими планами и надеждами. Они сумели купить подержанный автомобиль, они вложили в него свои старания, свой труд. Они собирали вещи, эмоционально предвосхищая приятное времяпрепровождение в Украине. Ведь жизнь так называемых дикарей - это романтика. Они преодолели первую тысячу километров российской земли. Они беспрепятственно преодолели великие города славянской цивилизации Орел, Курск, Белгород.

Они въезжали в прекрасную страну Киевской Руси. Но на их пути оказалась «Гоптовка». «Гоптовка» - это место, где совершаются таможенные и пограничные процедуры. И они уверенно прошли через сокращенный путь - зеленый цвет.

Они, беспечные и молодые, невинные и счастливые, не подозревали, что оказались на минном поле. Не подозревали, что с этого момента изменится их логика жизни, изменится не только для Славы Бусыгина, она изменится для его жены, она изменится для ее матери, она изменится для его матери (больной пенсионерки) и сестры Бусыгина. А дальше - сплошные вероломства.

Содрогнулось общество от событий, происшедших с Бусыгиным В.В. И содрогнулось оно не от тяжести преступления, совершенного Бусыгиным В.В., а на этот раз оно содрогнулось от неадекватности тех мер, предпринятых следствием от имени государства Украина, по отношению к Бусыгину В.В.

И тогда, 13 сентября 2006 г., и спустя месяцы, описание события, которое обвинение именует событием преступления, одно и то же. А именно, Бусыгин В.В. не внес в декларацию, выписанные ему его лечащим врачом, медикаменты.

На формальном языке это звучит так: «Допустил нарушение нормы таможенного Кодекса» - это то, что сделал Бусыгин В.В. А какова плата за эту оплошность?

Вот она – то и потрясла общественность. Плата тяжелая, не эквивалентная, плата, против которой протестует разум и у профессионалов, и у тех, кого мы именуем просто людьми. Вот элементы этой платы.

В отношении Бусыгина В.В., страдающего целым комплексом заболеваний, возбуждено уголовное дело. Двое суток он, больной, истерзанный человек, удерживается без еды и воды, без медикаментов, в холоде подвала СБУ, вырванный из обычной среды, в ожидании и надежде, что это жестокое недоразумение вот-вот будет исчерпано, и он вернется к своей обычной жизни.

Однако, Бусыгина В.В. ждет еще более тяжкое испытание. Его помещают в СИЗо со зловещими уголовно-правовыми квалификациями. Его, разумеется лишают всех медикаментов. Бусыгин В.В. - преступник, совершивший контрабанду психотропных веществ. Неоднократно, в условиях СИЗо Бусыгина В.В. настигают тяжкие приступы его заболеваний, он попадает в период нахождения в СИЗо в медсанчасть, один раз из которых находился там более 21 дня. Состояние здоровья его катастрофически ухудшается.

И Бусыгин В.В. идет на крайние меры. Он, и без того тяжело больной человек, объявляет голодовку. Параллельно с Бусыгиным В.В. свой активный протест объявляет его семья и лица творческой профессии. В защиту Бусыгина В.В. поднимается теперь уже не только музыканты Украины, России, Белоруссии, но и музыканты Европы и Америки. Система Интернет обеспечила информацию об этом факте, факте протеста на юридически не эквивалентной реакции на неправильно заполненную декларацию и защита представила суду Интернет материалы в форме целого тома различных текстов.

Обратите внимание, уважаемый суд, неправильно заполненная декларация закрыла собой Конституцию Украины, Европейскую Конвенцию о правах человека, все гуманитарные ценности европейской цивилизации, право на жизнь, достоинство, здоровье и честь. Такова плата по этому счету.

В зале судебного заседания установлено, что гражданин России Бусыгин В.В., страдая целым рядом физических и психических заболеваний, очень тяжело перенес операцию по удалению аденомы щитовидной железы. После операции, на фоне нервного перенапряжения на языке врачей развился вегетоневроз с вегетативными кризами (паническими атаками), астено-депрессивный синдром. По международной классификации это заболевание зарегистрировано под № МКБ-10-41,0.
Вегетативные кризы ( панические атаки), как указано в медицинских справочниках и заключении судебно-медицинской экспертизы, сопровождаются;
- резким колебанием артериального давления,
- предобморочным состоянием,
- учащением сердцебиения,
- внутренней дрожью, ознобом,
- спазмами верхних дыхательных путей с нарушением вдоха и выдоха,
- спазмами артериальных сосудов, расширением вен, затруднением венозного оттока из сосудов головного мозга, что вызывает сильную головную боль,
- испытыванием сильного чувства страха, метанием в панике ( т.1 л.д. 54-59,60, т. 2 л.д. 55,75-84,180-163,165-166 ).
Но даже такой диагноз не оградил Бусыгина В.В. от применения к нему предельно неадекватной жестокой меры пресечения - содержания под стражей.

Только суд Дергачевского района оценил аргументы защиты, принял гуманное решение, изменив меру пресечения в виде содержания под стражей на подписку о невыезде.

Но, уважаемый суд. Этой истины дождь запоздалый поздно пролился над судьбой Бусыгина В.В. Защита исходит из того разумного принципа, в соответствии с которым, мы утверждаем, что государство - не Бог. Оно не имеет права отнимать то, что не может вернуть, если захочет. Эти слова А.П.Чехова были забыты, когда эта жестокая мера пресечения применялась в отношении Бусыгина В.В.
Уважаемый суд !
Защите остается соотнести текст обвинительного заключения и доказательства, выдвинутые обвинением с той иной реальностью, которая была открыта в процессе суда и теми доказательствами, которые были добыты в процессе судебного разбирательства.

Защита считает уместным и обоснованным сделать заявление о том, что перед нами, уважаемый суд, два разных мира фактов.

Факты, описанные следствием, не выдержали проверки в зале судебного заседания, а поэтому речь идет не о фактах, а о версиях, опровергнутых здесь, в суде.

Защита должна констатировать так же, что некоторые, так называемые доказанные факты, являются просто измышлениями и продуктами фабрикации.

Суду пришлось на деньги налогоплательщиков пройти заново эту тяжелую дорогу разбирательства с тем, что бы была установлена истина и то, что мы называем просто правдой.

Защита обращает Ваше внимание на содержание текста заключения судебно-медицинской экспертизы № 78-Д от 28 сентября 2006 г., которая содержит три блока информации о моем подзащитном.

Первый блок информации подтверждает, что Бусыгин В.В. болен и, что он болен той болезнью, которая установлена российскими врачами.

Второй блок информации содержит признание того, что два медицинских препарата «Клоназепам» и « Феназепам» в их применении не противоречат научным познаниям, а это означает, что они могут применяться и применяются по усмотрению врачей.

И третий блок информации, в котором эксперты признают, что болезнь моего подзащитного, симптомы, которые указаны в первом блоке отражают зафиксированную болезнь в международных документах.

Эта болезнь, по признанию мировой медицины, стала типичной болезнью, стала бедствием для цивилизованного мира.

И международная медицина даже ввела эту болезнь в признанный классификатор, где она имеет свое обозначение, свой символ, который как сигнал СОС, говорит о необходимости скорой помощи этому человеку, медицинской помощи, уважаемый суд, а не помощи со стороны фискальных или следственных органов.

В этом классификаторе, как сказано в заключении этой экспертизы, дается лишь описание болезни, ее признаки и, разумеется, не дается описания способов ее лечения.

В медицине существует множество школ, методик, направлений, широкий спектр подходов. Это право медиков выбирать способы лечения и это вполне естественно, ибо в классификаторе указаны лишь симптомы болезни, но не описаны личности тех, кто болеет. Там нет, естественно, ни одного конкретного больного, нет ни Иванова, ни Петрова, ни Бусыгина. Доктор, проникая в личность больного, назначает ему лекарства. Неужели и за это, за выбор своего врача, должен отвечать мой подзащитный?

В материалах уголовного дела содержится заключение судебно-медицинской экспертизы № 78-Д моего подзащитного, в выводах которой, полностью подтверждается диагноз заболевания моего подзащитного, установленный московскими врачами.

Однако, в п. 2 этого заключения содержится утверждение о том, что «препараты клоназепам и феназепам в перечень назначаемых препраратов гр-ну Бусыгину В.В. в официальных медицинских учреждениях не входят».

Уважаемый суд! У защиты есть вопрос к авторам заключения судебно-медицинской экспертизы относительно необоснованного сужения объема, применяемого экспертами термина, « официальные медицинские учреждения». Эксперты, осознавая или не осознавая, придают этому термину неопределенность и неясность. Защита не уверена, что эксперты, понимают то, о чем говорят.

Обратите внимание, уважаемый суд! Перечень медикаментов утверждается Министерством здравоохранения той или иной страны. У защиты возникают следующие вопросы: Министерство здравоохранения России является органом официальным или неофициальным? Статус врача государства Российского, это статус, который носит характер официальный или неофициальный?

Все возможные нормативные акты, инструкции, приказы, положения (защита представила их суду в виде целого тома) - они носят характер официальный или неофициальный? И, стало быть, решение врача, имеющего официальное медицинское образование, которое соответствует официальным стандартам медицинского образования в России, о назначении того или иного лекарственного препарата, включенного в официальные списки, реестры медикаментов, принятых в практике Российского государства, может носить неофициальный характер?

Когда мы говорим о неофициальном виде лечения, мы, обычно, имеем ввиду лечение больных бабками, шаманами и разными псевдоисцелителями. А реестр медикаментов, включенных в списки международных классификаторов и практика их применения не может именоваться неофициальной медициной.

Защита обращает внимание суда на распоряжение Правительства РФ от 29 декабря 2005 г. № 2343-Р, подписанное председателем Правительства М. Фрадковым, в части первой которого говорится о необходимости «утвердить прилагаемый перечень жизненно-необходимых и важнейших лекарственных средств».

Защита обращает внимание суда на тот факт, что этот перечень именуется жизненно - необходимыми и важнейшими лекарственными средствами и что в этом списке, в разделе 5, под наименованием противосудорожные средства содержится наименование препарата Клоназепам. Указанный документ представлен суду защитой в томе № 5 на стр. № 1- 6.

Защите остается заключить, что эта часть экспертизы свидетельствует о профессиональном уровне тех, кто являлся его авторами.

Уважаемый суд! Защита особо хочет обратить Ваше внимание на важнейший факт, зафиксированный на стр. 226 т. 2. Это одна из самых тяжких для обвинения страниц, ибо в ней обвинением зафиксирован факт, мимо которого нельзя пройти, не остановившись. Можно, конечно, не только пройти, а и пробежать, если перед собой поставить задачу, во что бы что ни стало - обвинить, закрыть глаза, утратить слух, что бы не услышать глас правды.

На этой странице, Уважаемый суд, зафиксирован тот факт, что адвокату Цалиной В.К. следователь Лопатин В.А. возвратил не только вещи ее подзащитного, медикаменты, но и аппарат для измерения давления ( т. 2 л.д. 226), изъятый у моего подзащитного.

Я хочу обратить внимание уважаемого суда, что мой подзащитный и его жена не пенсионеры, не люди преклонного возраста, хотя и люди этой категории на отдых в Крым достаточно редко среди необходимой поклажи и различных принадлежностей везут с собой аппарат для измерения давления ( т.2 л.д. 226).

А эти молодые люди, взяв с собой самое необходимое, отнесли к перечню самого необходимого не запасы спиртного, сигарет, ибо никто из них не только не злоупотребляют, а и не употребляют вообще спиртного и не курят, они к самому необходимому отнесли аппарат для измерения давления ( т.2 л.д. 226 ).

Аппарат, с помощью которого можно в любое время определить самостоятельно состояние своего организма и помочь ему жить.

И на фоне этого говорящего факта столь неадекватно, если не цинично, звучат слова обвинительного заключения «осуществляя свой преступный умысел, направленный на совершение преступления..». Что должны думать о нас, о юристах, обычные люди, которые попадают в сферу деятельности такого обвинения?

Уважаемый суд!
Не могли не вызывать улыбки показания свидетелей обвинения. Несмотря на предупреждение суда об ответственности за дачу ложных показаний, их показания ( свидетель Дрозд В.В.), явно свидетельствовали уже не просто о лжи. Ведь ссылаться в своих показаниях на заднюю дверь автомобиля Бусыгина В.В., через стекло которой им был виден вещмешок и это при том, что в этой машине нет задней двери вообще - это уже не просто ложь. Это очевидные безответственные вольные измышления.

Для того, что бы укрепить свою свидетельскую позицию они решили изменить время события. На этот раз, под угрозой уголовной ответственности за дачу ложных показаний, тем не менее, дали опять «неправдивые показания», сообщили, что «событие было в дневное время суток – было светлое время суток» заявляет ( свидетель Верещака В.Н.), а свидетель Дрозд В.В. так же буквально утверждает « освещение- светло, день наверное» в то время, как в обвинительном заключении указано, что событие имело место в 19 час. 40 мин. Это время подтверждает и мой подзащитный- время приезда Бусыгина В.В. на пограничный пункт «Гоптовка».

Таким образом, защита обращает внимание суда, что свидетель Дрозд В.В. дал суду явно не правдивые показания. И неправдивость заключается в том, что, во-первых, нельзя видеть через затонированное стекло предмет черного цвета в виде рюкзака, находящийся в салоне автомобиля, и, во-вторых, нельзя открыть или видеть дверь, которой нет.

Уважаемый суд! Защита повторяет. Не существует задней двери в двухдверном автомобиле. А ведь на таких показаниях построено обвинительное заключение.

Свидетель Дрозд В.В., который, по непонятной причине, включен в перечень свидетелей в обвинительном заключении, свидетельствует о том, что он не может ни о чем свидетельствовать. Ибо, как он показал – «не видел, не присутствовал, не помню», сославшись так же на показания инспекторов Шипицына А.А. и Беркуту В.А. А, следовательно, свидетель Дрозд В.В. не есть свидетель. Хотя, при всем при этом, успел показать, что событие происходило в дневное время, а не в вечернее, как об этом сказано в обвинительном заключении. Расстояние между зеленым и красным коридорами 800 м., «Я точно не знаю, как все происходило» - это показания свидетеля Дрозд В.В.
А вот расстояние между зеленым и красным коридором свидетель Верещака В.Н. считает равным 200 метрам. Существенная разница от показания предыдущего свидетеля, где это расстояние уже равно 800 метрам.

Свидетель Шипицын А.А. ссылается на показания инспектора Беркуты В.А., который, якобы, провел устное декларирование с Бусыгиным В.В. и его женой. Состоятельны ли эти показания?

В судебном заседании свидетель Беркута В.А. опроверг ранее данные свои показания и пояснил, что устного декларирования не проводил, за что ему, как он сообщил в суде, был вынесен выговор. Расстояние между зеленым и красным коридорами, по утверждению этого свидетеля уже 100 м.
Заметим, уважаемый суд, уже не 800 и не 200 метров.

Как можно оценить такие взаимоисключающие, противоречивые на этапе досудебного и судебного следствия показания таких свидетелей ? Их оценит суд.

Уважаемый суд!
Защита обращает Ваше внимание на то, что свидетель Верещака В.Н. в судебном заседании вовсе от своих показаний, данных им на досудебном следствии, отказался. В суде он буквально произнес: « я таких показаний не давал». На вопрос, в какое время суток все произошло? – был дан ответ: « в светлое время суток»., на некоторые вопросы были получены ответы-«плохо уже помню, очевидцем не был». Расстояние между зеленым и красным коридорами - 200 м.( Этот свидетель уменьшил это расстояние по отношению к показаниям свидетеля Дрозд В.В. в 4 раза).

Свидетель Дрокин В.П. является главным инспектором, при задержании не присутствовал, декларирование не проводил, свидетелем осмотра и выявления лекарственных препаратов не был. В судебном заседании вновь сослался на показания свидетеля Беркуты В.А. Но мы уже знаем, что свидетель Беркута В.А. декларирования так же не проводил, и здесь уместен вопрос - так на кого и на какие показания он ссылается? Расстояние между зеленым и красным коридорами, по его показанию, 200-300 м. И главное: на вопрос «была ли предоставлена Бусыгину В.В. декларация на русском языке? Был дан ответ - « Я думаю на русском языке Бусыгин В.В. декларации не получил».

Свидетелю Томкив Р.А. – зам.нач.отделения ИПС стало известно обо всем по радиостанции, который так же являлся свидетелем ничего. Однако он подтвердил, что расстояние между зеленым и красным коридорами - 300-400 м., и в связи с поворотом заезда на красный коридор автомобиль не просматривается вообще. На некоторые вопросы были ответы –« не помню». «В какое время суток все происходило?» - ответ: « было светло». Защита просит суд обратить внимание на этот важный факт при оценки субъективной стороны состава преступления.

....далее...


«Господи, дай мне силы изменить то, что я могу изменить, дай мне терпение смириться с тем, что я изменить не могу, и дай мне мудрость, чтобы отличить первое от второго»
 
РоссиянинДата: Воскресенье, 11.03.2012, 01:47 | Сообщение # 5
Главковерх
Группа: Проверенные
Сообщений: 388
Награды: 6
Репутация: 88
Статус: Отсутствует
....

Уважаемый суд!
Из этих показаний, касающихся расстояния между зеленым и красным коридорами, в которых оно от100 - 200 до 800 м. с неизбежностью вытекает право на вывод о том, что если бы Бусыгин В.В. имел умысел на совершение преступления, то выбросить лекарственные препараты у него возможность была и, преследуя преступный умысел, сформированный еще в Москве, создал бы тайник для осуществления своего, по утверждению следствия, преступного умысла. Однако, он почему-то, не воспользовался ни первым, ни вторым вариантом, что полностью опровергает утверждение обвинения.

Таким образом, свидетели Дрозд В.В., Верещака В.Н., Томкив Р.И. которые, как и Дрозд В.В., показывают, что они не присутствовали, не видели, не слышали, то есть не являются свидетелями происшедшего события. Все они подтверждали, что при наличии всех документов на лекарственные препараты Бусыгин В.В. – «поехал бы дальше».

Свидетель Перехода А.Н. в судебном заседании не мог давать показания в связи со своей памятью. Он буквально в суде неоднократно продемонстрировал « не помню, не присутствовал, не видел». Расстояние между зеленым и красным коридорами думаю м. 300. Он так же признал, что при наличии всех документов Бусыгин В.В. поехал бы на отдых.

Уважаемый суд!
Защита обращает Ваше внимание на то, что следствие себя не утруждало и в описании показаний других свидетелей, отметило в обвинительном заключении, что показания свидетелей Томкив Р.А., Перехода А.Н., Петрова А.Д. Дрозд В.В., Шушуриной В.А. - аналогичные ( т. 2 л.д. 258,259,260).

Защита здесь выражает свое полное согласие со следствием: аналогичные, то есть показания, в которых отсутствует обвинительное содержание и какая - бы то ни было доказательность.

Свидетель Петров А.Д. так же лишь сослался на показания Беркуты В.А. У свидетеля Петрова А.Д. расстояние между зеленым и красным коридором 150 м., он так же ничего не видел, при нарушении не присутствовал, при предъявлении декларации не присутствовал, не присутствовал ни при изъятии рюкзака, ни при подсчете лекарственных препаратов, ни при осмотре автомобиля, повторял лишь все со слов иных лиц. Свидетелем чего он являлся? Неизвестно.

Свидетель Герасимов Ю.В.- ссылается на устное декларирование Бусыгина В.В., правда забыл, кем оно проводилось, но мы уже знаем, что все это вымысел. Герасимов Ю.В.- получил такую информацию неизвестно от кого, но приступил при этом к документированию происшедшего для передачи в СО УСБУ в Харьковской области.
Свидетель Ильина Ю.Е. в судебное заседание не явилась, но на досудебном расследовании дает вообще странные показания. К примеру: относительно проведения декларирования Бусыгина В.В. она употребляет следующие термины и выражения « как выяснилось», « был обнаружен рюкзак», « Бусыгиным были сокрыты психотропные препараты».
Но эти слова и выражения лишены контекста. Они ничего не объясняют и в обвинительном заключении они отмечены засекреченным паролем – « аналогичные».

Можно ли тогда считать, после всего сказанного свидетелем Беркуты В.А., ответственными и правдивыми показания понятых Ильиной Ю.Е. и Шушуриной В.А., на которых ссылается обвинение?( т.1 л.д. 146-147, 148-149).

Вот такой печальный и удручающий итог так называемых свидетельских показаний, Уважаемый суд, которые формулирует вопросы относительно самой возможности такого обвинительного заключения.

Защита обращает внимание суда, что на вопрос адвоката, адресованный свидетелю Верещака В.Н., после того, как Верещака на суде указал, что та часть обвинительного заключения, в которой описывается показание свидетелей по существу посвящена описанию производственной деятельности членов таможенного коллектива и пограничного отряда, а не доказательству наличия объективной и субъективной стороны состава преступления, инкриминируемого моему подзащитному. И это вполне понятно.
Защита обращает внимание суда на противоречие в показаниях свидетелей относительно проведения с Бусыгиным В.В. устного декларирования.
В обвинительном заключении закреплено показаниями ряда свидетелей тот факт, что устное декларирование производилось. Однако в суде и эта позиция обвинения не выдержала испытания на прочность. И эта позиция рушилась. Она была опровергнута свидетелем - ведущим инспектором Беркута В.А., который, буквально показал следующее: « устного декларирования не было».

Таким образом, уважаемый суд, защита приходит к доказательному выводу о том, что событие, которое имело место в действительности не возможно интерпретировать в уголовно - правовом смысле. Вывести из такого рода показаний совершение Бусыгиным В.В. преступления не возможно. И тогда следствие избрало другой путь: оно просто ввело это утверждение. Вот почему такое обвинительное заключение не является заключением. Скорее всего, ему следует дать название обвинительной Декларации, ответственность за которую, всецело лежит на обвинении.

У защиты возникает естественный вопрос, зачем обвинение включает в перечень свидетелей лиц, которые таковыми не являются? Очевидно, по замыслу обвинения, избыток количества свидетелей которые, как это установлено в зале судебного заседания, таковыми не являются, должен компенсировать дефицит качества?

Уважаемый суд!
В процессе досудебного следствия защита заявила 12 ходатайств о прекращении этого надуманного уголовного дела.

Обвинение вынесло 12 постановлений об отказе в удовлетворении заявленных ходатайств адвоката.

Очевидно, сохраняя приверженность этой цифре, обвинение включило в список свидетелей 12 работников таможенной и пограничной службы.
И, как Вы увидели, уважаемый суд, эти 12 свидетелей, включенных следствием в список свидетелей обвинения, здесь, в суде, превратились в 12 свидетелей защиты.

Защита убеждена, что и суд даст должную оценку и конструкции позиции обвинения и показаниям этих 12 свидетелей, которые так и не стали апостолами истины, а являли собой 12 фактов, доказывающих не только необоснованность позиции обвинения но, и это защита заявляет со всей ответственностью, фабрикацию этого уголовного дела.

А теперь защита обращает внимание уважаемого суда на заключение судебно-наркологической экспертизы № 1590 от 19 сентября 2006 г.

Допрошенный в качестве свидетеля один из членов экспертной комиссии, а, именно, эксперт Жовницкий В.А., не смог дать ясные ответы на вопросы адвоката и пояснить суду:
- почему вместо трех человек комиссия состояла из двух,
- от чего необходимо лечить Бусыгина В.В.: от алкоголизма, или от наркомании,
- какова медицинская специализация врача Сердюкова А.М. одного из авторов заключения, и
- кто поставил подпись вместо него, и
- почему в этом заключении два врача поменяли местами причину и следствие, что привело содержание документа к внутреннему противоречию и утрате всякой концептуальности.

Защита считает необходимым обратить внимание суда на следующие особенности этого документа.

1. Документ под названием акт судебно-наркологической экспертизы № 1590 и на этом же листе заключение по существу представлены суду в виде двух различных вариантов.

2. Настоящее заключение дано, в нарушение Закона, не тремя, а двумя специалистами, хотя один из них представлен и как врач-терапевт, и как врач невропатолог, в то время как он является сведущим лицом лишь в области невропатологии.

3. В этом документе члены комиссии не определили, от какого заболевания они предполагают лечить Бусыгина В.В. от алкоголизма, или от наркомании, как это указано в самой форме документа.

4. Эти два варианта одного и того же документа подписаны различными, в том числе неустановленными и в суде, лицами.

5. В тексте заключения содержится, противоречащий и самому основному содержанию заключения, и всему массиву медицинских документов, вывод о том, что болезнь Бусыгина В.В. вызвана применением седативных препаратов. В то время, как и в материалах уголовного дела, и в судебном заседании установлено обратное, а именно, выписанные московским врачом и применяемые моим подзащитным лекарственные препараты являются не причиной заболевания Бусыгина В.В., а фармакологическим средством для лечения заболевания Бусыгина В.В.

Налицо полная ревизия и объективных обстоятельств дела, и множества медицинских документов, представленных специалистами России, находящихся в материалах уголовного дела.

Здесь харьковские специалисты не подвергли определенной, уточняющей коррекции позицию своих коллег из г. Москва. Они сделали то, что выходит, по крайней мере, за рамки всякой профессиональной этики. Они поменяли местами причину и следствие.

Приведенное дает основание обратить внимание суда на профессиональную и юридическую несостоятельность такого рода документа, который лег в качестве основания для составления обвинительного заключения.

Защита считает, что в силу всех перечисленных оснований данное заключение является недопустимым доказательством в этом уголовном деле.

Уважаемый суд!

И событие, которому следствие необоснованно дало название событие преступление, и его правовая оценка, невозможна без апеллирования к тому массиву правовых норм, которые регулируют возникшие отношения и авторитетной научной доктрины относительно них.

И этот реестр правовых норм включает в себя не только нормы права Украины. Это и законодательство России, и, разумеется, нормы международного права, принятые нашим государством, и, в соответствии со ст. 9 Конституции Украины, являющиеся частью национального законодательства.

Защита приводит следующие нормативные акты и их доктринальное толкование в качестве аргументов законности приобретения, хранения, употребления и перемещения подзащитным Бусыгиным В.В., выписанных ему медицинских препаратов.

1. Председатель Постоянного Комитета по контролю наркотиков, академик МАИ при ООН Э.А.Бабаян в своем официальном ответе и адвокату Цалиной В.К. и моему подзащитному Бусыгину от 2 марта 2007 г. под № КН-121, сообщает, что препарат феназепам в Российской Федерации не числится ни в одном из контролируемых Списков и на него не распространяются меры контроля, предусмотренные для контролируемых средств и веществ. На международном уровне феназепам также не подлежит контролю.

На международном уровне клоназепам числится в Списке 4 Конвенции о психотропных веществах 1971 г.

Однако, как Российским законодательством, так и международным правом предусмотрено наличие у физического лица контролируемых лекарственных средств для личного пользования при показаниях и наличии рецепта. Так пункт 13 Правил ввоза и вывоза лекарственных средств, утвержденных Постановлением Правительства № 438 от 16 июля 2005 г. « Физические лица могут вывозить с территории Российской Федерации лекарственные средства в необходимом для личного использования количестве…», а ст. 4, пункт а Конвенции о психотропных веществах 1971 г. гласит: « В отношении психотропных веществ, кроме веществ, включенных в Список 1, Стороны могут разрешать лицам, путешествующим из одной страны в другую, иметь при себе для их личного пользования небольшое количества препаратов…».

2. Во исполнении Конвенции 1971 года в нашей стране издан Закон України „Про обіг в Україні наркотичних засобів, психотропних речовин, їх аналогів і прекурсорів”, в статье 10 которого указано: «У медичній практиці можуть використовуватися наркотичні засоби, психотропні речовини, включені до таблиць П и Ш Переліку, та прекурсори, включені до таблиці 1У Переліку”.

На правовідносини, пов”язані з обігом наркотичних засобів, психотропних речовин і прекурсорів, дозволених до застосування в медичній практиці, поширюється дія законодавства про лікарські засоби в частині, що не суперечить цьому Закону.

Лікувально-профілактичні заклади та установи всіх форм власності здійснюють діяльність, пов”язану з придбанням, перевезенням, зберіганням відпуском, використанням наркотичних засобів, психотропних речовин, включених до таблиць П і Ш Переліку, та прекурсорів, включених до таблиці 1У Переліку, в порядку, встановленому Кабінетом Міністрів України.

3. В соответствии с Постановлением Пленума ВС Украины от 26 апреля 2002 года „О судебной практике в делах о преступлениях в сфере оборота наркотических средств, психотропних веществ, их аналогов или прекурсоров в ст. 3 буквально указано, что в действиях лиц, которые пробрели эти средства и вещества по выданным на законных основаниях рецептов врача состава преступления нет”.

4. В научно-практическом комментарии уголовного кодекса Украины под редакцией академика Сташиса В.В. и академика Тация В.Я. содержится следующее пояснение: „ судебная практика исходит из того, что хранение лицом во время поездки наркотического средства в небольшом количестве, приобретенном для личного использования не может квалифицироваться как незаконное перемещение наркотических средств”. Защита обращает внимание суда, что эта позиция, есть позиция известных, авторитетных ученых-юристов нашей страны.

В материалах уголовного дела содержатся доказательства того, что в течении трех дней, как того требует ч.3 ст. 263 Кодекса Украины об административных правонарушениях следствию были представлены и надлежаще заверенные копии медицинских документов, и орегиналы их, подтверждающие законность назначения, приобретения, хранения, применения и перемещения лекарственных средств, что, в соответствии с приведенными нормами права, обязывало досудебное следствие прекратить уголовное преследование в отношении моего подзащитного.

Уважаемый суд, защита не может не аппелировать к особому аргументу, а именно: единообразию применения закона и к единой правоприменительной практике.

И поэтому защита обращает Ваше внимание, что по аналогичным эпизодам, зарегистрированным в Октябрьском РО в отношении граждан Российской Федерации приняты меры лишь административно-правового характера, что полностью отвечает и природе содеянного и природе правового регулирования.

Так, Октябрьским РО зарегистрированы материалы ЖРЗПЗ под № 454 от 17.01-2007 г. в отношении гражданки РФ Гец Т.Ю. и гражданина РФ Пальчун Я.А под № 455 от 17.01.20076 г. в порядке ст.. 263 КоАП Украины.

Защита подчеркивает, что в соответсвии с ст.ст. 1,2,3,11 УК Украины , в соответствии с ост.ст. 2,5,6 УПК Украины, следствие обязано было выполнить требование Закона и прекратить уголовное преследование против моего подзащитного.

Но следствие свои обязанности перед законом не выполнило, что привело к необоснованному и незаконному привлечению к уголовной ответственности за совершение преступления,предуссмотренное ст. 305 УПК Украины и преданию суду гражданина России, моего подзащитного Бусыгина В.В.

Уважаемый Суд!
Защита так же констатирует факт незаконного и необоснованного обвинения моего подзащитного и в совершении преступления, предусмотренного и ст. 309 УК Украины.

Позиция следствия не состоятельна в силу ее внутренней противоречивости, поскольку признаки объективной стороны, введенные следствием в постановлении о привлечении Бусыгина В.В. в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении находятся в отношении несовместимости с признаками, введенными законодателем в ст. 309 УК Украины.
Во-первых, следствие не могло не знать, что в соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Украины от 26 апреля 2002 года № 4 “ О судебной практике по делам о преступлениях в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров” под хранением необходимо понимать какие-либо умышленные действия, связанные с фактическим незаконным нахождением наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров во владении виновного.
Однако, указанные лекарства были куплены Бусыгиным В.В. в строгом соответствии с законодательством РФ и все необходимые документы были предоставлены его родственниками и защитником органу досудебного следствия.
В вышеупомянутом Постановлении Пленума ВС Украины указано, что не признается незаконным приобретение наркотических средств или психотропных веществ по выданному на законных основаниях рецепту врача. В этих случаях в действиях лиц, как цуказано в постановлении Пленума, которые приобрели эти средства, нет состава преступления. А если нет состава преступления в том, что Бусыгин В.В. на законных основаниях купил эти лекарства, то, естественно, нет состава преступления и в том, что он их хранит.
Во-вторых, в соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Украины от 26 апреля 2002 года № 4 “ О судебной практике по делам о преступлениях в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров” незаконная перевозка наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров заключается в умышленном перемещении их каким-либо видом транспорта с одной территории на другую в пределах Украины с нарушением порядка и правил, установленных действующим законодательством.
Бусыгин В.В. перевозил свои лекарства с одной территории на другую в пределах Украины, поскольку был задержан на пункте таможенного контроля, а это означает, что юридически Бусыгин В.В. еще не пересек границу Украины.
И, наконец, в-третьих, в соответствии с п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Украины от 26 апреля 2002 года № 4 “ О судебной практике по делам о преступлениях в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров” незаконное производство, изготовление, приобретение, хранение наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров и незаконные перевозка или пересылка их за пределы территории Украины необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 307 или статьей 309 и как контрабанду по ст. 305 УК Украины.
Таким образом, квалификация деяний по совокупности статей 309 и 305 УК Украины возможна только в том случае, когда лицо сначала изготовило, произвело, приобрело, хранило или перевозило наркотические или психотропные вещества на территории Украины, а потом их перевезло или переслало за пределы Украины, т. е. из Украины. Мой подзащитный Бусыгин В.В. , наоборот, ввез свои лекарства в Украину.

Приведенное дает основание сделать вывод о незаконном и необоснованном обвинении Бусыгина В.В. и по ст. 309 УК Украины.

Уважаемый суд!

Дело Бусыгина стало не просто резонансным, оно стало синонимом понятий бесчеловечность, произвол, беззаконие.

Почему в защиту Бусыгину В.В. поднялась пятая власть, почему не спится совести общественной.

Из шести ценностей, из которых строится наша человеческая цивилизация, на первом месте, все - таки, находится человечность.

Всякое право в основаниях своих имеет определенную философию и естественен вопрос. В чем наша философия права, преступления и наказания ?

Мы знаем, что мы все родом из страны, из времени, где человеческое достоинство, человеческая жизнь никогда не была в цене.
Но эта страна и это время сегодня, наконец-то, именуется историей. А история – это прошлое.

Досудебное следствие по этому уголовному делу прошлое вернуло в настоящее.

Дело Бусыгина В.В. станет символом нашего века, оно станет для пришедших после нас поколений зеркалом того, кем мы еще были. Оно станет ущербным мерилом нашего гуманизма, нашего здравого смысла, нашей нравственности…..

В последние месяцы вся Россия, восток Украины живет этой человеческой судьбой. Судьбой человека - на сегодняшнем языке иностранца – музыканта Бусыгина В.В.. Этот человек, хранимый пока богом, теперь оказался под обстрелом людей. Чего хотят люди от Бусыгина? От Бусыгина, который имеет два желания, первое -жить, второе - писать музыку. Какое из этих двух желаний - преступление?

Ведь чтобы жить, надо поступать по совету врачей, и он следовал этим советам. Но если это преступление, то Бусыгин В.В. не должен поступать по совету врачей, следовательно, он обречен на физическое и душевное страдание и должен умереть.

Жестокая дилемма. На земле уже около семи миллиардов человек. Великое сообщество разумных существ, но парадокс в том, что Бусыгин В.В. не повторим. Он сам по себе космос. Он один. Если не семь миллиардов человек против его - Бусыгина В.В. , то, по крайней мере, 47 млн. граждан Украины должны считать себя объектом преступного посягательства со стороны Бусыгина В.В. Значит ли, что он посягнул на людские ценности, исповедуемые и защищаемые гражданами Украины, так ли это ?

Обвинение имеет особый аргумент. Он взят из закона. Этот аргумент именуется санкцией ч. 1ст. 305 УК Украины- до восьми лет лишения свободы. Огромный срок для короткой человеческой жизни. Но, уважаемый Суд, сегодня на скамье подсудимого не ст. 305 УК Украины, не санкция ее. А судьба человека, гражданина России, Бусыгина В.В.

Россия и Украина ждут известий из особого нового майдана Украины. Майдана – правосудия, на котором рассматривается дело Бусыгина В.В.. И защита выражает надежду, что правосудие состоится.

В каждом уголовном деле суд выполняет особую функцию и эта функция направлена на воспитание общества, на формирование его отношений к охраняемым ценностям, а, если говорить очень коротко и обычным человеческим языком, на пробуждение к его совести. И защита ставит вопрос. Как будет реагировать, к чему будет взывать совесть любого, обычного, нормального человека, который будет знать правду о том, что сделал Бусыгин В.В. против Украины, и что сделало с Бусыгиным В.В. следствие Украины?

Эта правда предполагает, что здесь есть место доктору, добрым людям и гостеприимным гражданам нашего отечества. Эта правда предполагает, что такие как Бусыгин В.В., должны приехать в наше отечество, ощутить всемерную поддержку и государства и общества. Наполнить свою душу любовью и теплом к нашему народу, который на это всегда заслуживает, и вернуться в гущу народа российского и произносить такие же слова добра и признательности.

И другая правда. Правда о том, что произошло с Бусыгиным В.В.? Едва приблизившись к территории Украины, он испытал и холод, и голод, и изоляцию от людей, и утрату права на лечение, и утрату права на честь и доброе имя. Все, чего можно было лишить человека, которого охранял закон, добытый людьми за тысячи лет своей эволюции, Бусыгина В.В. лишили в часы, а далее, в дни, безжалостно и бесчеловечно. Лишили свободы и всего того, что с ней связано.

Что он скажет, и что может сказать о нашей стране после того, что с ним произошло на Украине, Российской общественности? Российской общественности, которая уже живет жизнью Бусыгина В.В., которая знает начало его движения на отдых, но еще не знает его конца. Он скажет правду и от этой правды нам всем станет стыдно, очень стыдно.

Уважаемый суд!

07 февраля 2007 г. не только граждане Украины, но и все цивилизованное человечество было свидетелем выступления по ТВ украинского омбудсмена Нины Карпачевой .

На весь мир Нина Карпачева, которой общество и государство Украины доверило защиту прав человека, сообщила страшную вещь, а именно: треть содержащихся в СИЗо, а то и больше, содержатся там незаконно и необоснованно.

Нина Карпачева обвинила в этом нашу систему, формальную и бесчеловечную. Не вызывает сомнения, уважаемый суд, что Бусыгин В.В. находился в этой трети, о которой говорил главный защитник прав человека в нашей стране, Нина Карпачева.

Ибо больному, истерзанному и распятому на кресте его множества болезней Бусыгину В.В. место не в СИЗо, а с позиции здравого смысла всякого человека, в больнице.

С позиции защиты перед нами следственная ошибка и задача суда не допустить ошибки судебной.

Событие, которое следствие назвало преступлением, скорее всего, напоминает несчастный случай, где мой подзащитный не подсудимый, а потерпевший.

Он потерпел от неверной интерпретации закона, от не верного прочтения закона.

Для исправления этой ошибки есть суд под контролем защиты и общества в целом.

Уважаемый суд!

Закон требует, что бы в процессе расследования уголовного дела , судебного разбирательства была установлена характеристика личности подсудимого и защита формулирует вопрос: каково наше знание о личности подсудимого Бусыгина В.В.?

Кто есть Бусыгин В.В. как человек, как личность?

Мы знаем, что Бусыгин В.В.:
- не привлекался к уголовной и административной ответственности ни на территории России, ни на территории Украины,
- Бусыгин В.В. нашел свое призвание в музыке, его душа все свободное время находится в мире гармонии,

- Бусыгин В.В. как член музикального трудового, творческого коллектива, пользуется глубоким уважением, коллектива, который во время беды поднялся в защиту Бусыгина В.В.

- Бусыгин В.В. как гражданин, живущий среди людей, которых мы называем соседями, отражён в справках с места жительства, ЖЭка, от соседей, которые не дают оснований сомневаться в его высокоморальных качествах,

- Бусыгин В.В. как сын. Мы знаем со слов матери Бусыгина В.В., прозвучавшие на заседании апелляционного суда в присутствии представителя государственного обвинения и представителей консульства России в Украине: „я всем Вам желаю, что бы у Вас был такой сын, как у меня”,

- Бусыгин В.В. как муж и зять. Это знание содержится в этих четырех томах материалов, подготовленных женой и их матерями, и представленые суду. Это знание так же содержится в письме, адресованное следствию, содержащееся в материалах уголовного дела, в котором эти женщины, как люди обращаются к следователю, как к человеку.

- Бусыгин В.В. как социально ответственная личность и как законопослушный гражданин России. Даже будучи в таком тяжелом физическом и материальном состоянии - ни разу не только не сорвал, но и ни разу даже не опоздал ни на одно судебное заседание, не смотря на то, что каждый раз он добирается из Москвы в Украину, в суд Дергачевского района. Он дал слово суду и он его, вопреки сомнению обвинения, сдержал.

Защита не может не довести до сведения суда, что в результате исскуственного затягивания процесса со стороны обвинения Бусыгин В.В. втянут в невыносимое материальное бремя, огромные для этой семьи материальные затраты, связанные с необходимостью преодолевать тысячи км. в надежде, что состоится суд, на котором откроется истина этого беспредметного уголовного дела.

Это стало не только делом права, это стало вопросом совести.

- Бусыгин В.В. как больной человек- мужественно, буквально стоически, переносит свои болезни и страдания, связанные с ними.

- Бусыгин В.В. не употребляет спиртные напитки, не курит.
- Бусыгин В.В. образованый молодой человек-получил университетское высшее образование. Интеллигент. Для этой личности, происходящее с ним, не только синоним несправедливости и произвола. Для него это глубоко оскорбительно. И это так естественно.

Уважаемый суд!

Правда этого дела открыта перед Вами.

Вы - суд. Вам предстоит ответить на вечный вопрос, стоящий перед судом: Совершено или не совершено преступление? Виновен или не виновен?

Виновен или не виновен этот человек по фамилии Бусыгин В.В. в преступлении перед Украиной?

Уважаемый суд!

Судебное разбирательство по делу Бусыгина В.В. завершается во время, когда не только все постсоветское пространство, вся земная культура отдает дань памяти великого землянина, соотечественника Бусыгина В.В.- А.С. Пушкина. Именно ему, А.С. Пушкину, принадлежат вечные для правосудия слова, ставшие каноном справедливости, мерилом законности. Оттуда с восемнадцатого столетия звучат как набат, звучат как заклинание, обращенные к суду, слова великого поэта - гуманиста: „ Где равный меч без выбора скользит по главам равным”, „где неподкупна их рука ни алчной скупостью, ни страхом”.

Защита верит, что эти высокие слова - принципы будут положены в основание Вашого решения.

Защита апеллирует к законности, справедливости, а значит, признанию того, что Украинскому правосудию дана возможность мужественно признать, и в этом сила и гумманизм нашого правосудия, что гражданин России Бусыгин В.В., преступлений, инкриминируемых ему, не совершал, а потому - не виновен.

31.07.07 г.

Адвокат Цалина В.К.


«Господи, дай мне силы изменить то, что я могу изменить, дай мне терпение смириться с тем, что я изменить не могу, и дай мне мудрость, чтобы отличить первое от второго»
 
Форум проекта "Россия-Украина" » 1. РОССИЯНЕ В УКРАИНЕ. Пребывание. » 1.4. ПРЕБЫВАНИЕ. Перемещение денег, личных вещей, товаров для личных нужд » Опыт защиты дел "о лекарствах" и др. по таможне (напоминание о 2 -х наших прошлых делах Гейченко и Бусыгин)
Страница 1 из 11
Поиск: